Новые формы исламского гражданского общества в Центральной Азии

Categories: Dialogue Snapshots - Other Languages

Несмотря на то, что уровни религиозности в Центральной Азии разные, более 85% жителей региона причисляют себя к мусульманам. Подавляющее большинство от этого числа является последователями суннитско-ханафитской школы юриспруденции, а свыше 100 тысяч памирцев в Таджикистане соблюдают каноны шиитского исмаилизма.1 Спустя почти 30 лет после распада Советского Союза многие жители Центральной Азии, особенно молодое поколение, требуют, чтобы ислам стал играть ключевую роль в общественной и частной жизни. Но власти Центральной Азии установили строгие светские режимы, причислили определенные религиозные действия к угрозе национальной безопасности и назвали их “нетрадиционными” и “экстремистскими”. Тем не менее, несмотря на сложившуюся ситуацию, исламские субъекты гражданского общества получили широкое распространение и участвуют в различных мероприятиях, среди которых – мероприятия по образованию, заботе о душе, миростроительству, оказанию поддержки и эдвокаси. Большая часть респондентов еще неопубликованного опроса, который провели в Таджикистане и Кыргызстане, выбрала вариант получения поддержки от исламских благотворительных организаций, а не от светских.

“Общество Оксус по Центральной Азии” и “Европейский Совет добрососедства” собрали группу экспертов, представителей гражданского общества и представителей государственной власти для того, чтобы последние в ходе трех сессий, которые прошли в формате Диалога с февраля по март 2021 года, обсудили вопросы появления исламского гражданского общества в Кыргызстане, Казахстане, Таджикистане и Узбекистане, а также обсудили благотворительные организации, мечети, неправительственные организации (НПО) и средства социального общения. Участники рассмотрели следующие вопросы:

  • Какое определение можно дать исламскому гражданскому обществу?     Полезен ли такой подход?
  • Насколько популярно исламское гражданское общество в Центральной Азии?
  • Как Covid-19 влияет на роль исламского гражданского общества в регионе?
  • Является ли исламское гражданское общество потенциальным источником стабильности, безопасности и развития человека?
  • Какие существуют возможности для проведения диалога с привлечением гражданского общества и использованием поддержки со стороны НПО и государства?

В основном, у каждого из участников Диалога был свой собственный взгляд на большую часть вопросов, но в общих чертах участники смогли согласиться в следующем:

  • Значение исламского гражданского общества в Центральной Азии растет, но эта тема еще недостаточно изучена.
  • Хотя согласованного определения исламского гражданского общества не существует, в него входят шесть типов субъектов: мечети, махалли, благотворительные организации, НПО, джамааты и муфтияты, 2которые организуют свою деятельность в соответствии с исламскими нормами и моралью.
  • Пандемия Covid-19 укрепила исламское гражданское общество и выявила слабые стороны государственного управления, а также предоставила возможность для появления новых лиц на рынке оказания услуг местному населению.
  • Динамика исламского гражданского общества не статична в разных уголках центральноазиатского региона: в Кыргызстане – наибольшее количество групп, в Таджикистане – наименьшее (Туркменистан в данном докладе не рассматривается).
  • Светские режимы ограничили рост исламского гражданского общества в регионе, т.к. для них рост религиозных настроений ассоциируется с альтернативным источником легитимности и потенциальной угрозой социальному порядку.